Главная Дела Является ли Виктор Носов автором идеи ограничения доступа к информации о деятельности судов Хакасии?

Является ли Виктор Носов автором идеи ограничения доступа к информации о деятельности судов Хакасии?

7 секунд на чтение
0
12
123

Уже не первый раз мы и наши партнеры ИА «Хакасия» поднимаем вопрос о нарушении судами Хакасии прописанного в Конституции Российской Федерации принципа гласности судопроизводства.

Из последнего. Помимо ранее описанного примера с судьей  Абаканского горсуда  Иваном Степанковым,  который  по просьбе стороны обвинения не пускал в открытое судебное заседание ни прессу, ни слушателей (публикация «Законно ли Абаканский суд закрыл рассмотрение уголовного дела от СМИ?»), стоит упомянуть ещё два случая, причём произошедших по разным категориям дел.

Один из них по гражданскому делу Татьяны Магдалиной, где коллегия из трех судей Верховного суда Хакасии, при наличии согласия сторон на видеосъемку, отказала в таковой без всякого объяснения причин (публикация «Как ударом молотка судьи распродается наследство дочери известного бизнесмена»). Второй, в рамках уголовного дела по продлению меры пресечения, когда по просьбе прокурора судья Верховного Суда РФ Елена Ярусова, также без указания мотивов, запретила СМИ осуществлять видеосъемку открытого судебного заседания.

Все запросы о разъяснении причин отступления судьями от одного из основополагающих конституционных принципов, либо остаются без ответа (что само по себе предполагает нарушение закона о СМИ), либо удостаиваются каких-то невнятных отписок.

С учетом регулярности происходящего приходится сделать вывод, что описанное стало в Хакасии системным явлением, а, как известно, за любой системой обычно стоит конкретное заинтересованное лицо. И если недоброжелательность судей к журналистам проявляется в границах нашего региона, то логично предположить, что за ней стоит главный судья Хакасии. Только вот предположениями, как говорится, сыт не будешь.

Однако все тайное рано или поздно становится явным, и вот, 12 декабря текущего года интрига раскрылась. Пресс-служба Верховного суда Хакасии опубликовала на сайте ВС РХ новость озаглавленную «О медиаэтических проблемах взаимодействия судов и СМИ». В публикации приводятся слова председателя Верховного суда Хакасии Виктора Носова произнесённые им за пресс-завтраком, где он обсуждал «медиаэтические проблемы, возникающие по ходу работы представителей СМИ в судах».

Цитируем: «Проблемы у нас с освещением только тех дел, в которых задействован один единственный адвокат. Есть СМИ, которые лоббируют интересы этого адвоката. Выглядит это так: накануне судебного заседания выходит публикация, посредством которой насаждается мысль о незаконности действий представителей гособвинения, судей. Это можно расценивать как крайнее неуважение к участникам судебного процесса, особенно к судье – решение еще не вынесено, а уже все обсуждают. В конце концов, уважение к суду – это требование закона, и к нашим решениям и действиям нужно относиться уважительно. Когда так, в интересах конкретного лица, порочат судью, – умаляется авторитет всей судебной системы, это ведет к нигилизму и дополнительной напряженности в обществе.

Если никаких злоупотреблений со стороны СМИ нет, то, как правило, проблем с фото-видеосъемкой не возникает. Ни один телеканал не обращался к нам с претензиями по этому поводу, конфликты с судами только у одного интернет-издания и только по тем делам, в которых присутствует тот же одиозный адвокат. Превращать судебный процесс в его телешоу мы не дадим».

Вот оказывается, где зарыт корень «медиаэтических проблем» вставших перед главным судьей Хакасии. Какое-то СМИ, по его мнению, освещая работу судов, лоббирует какие-то интересы какого-то адвоката и насаждает мысли о незаконности.

Стоит также отметить, что слово «одиозный», напрямую происходит от латинского odiosus (достойный ненависти, ненавистный). Хотелось бы понять, почему председатель Верховного суда Хакасии руководствуется именно этим чувством? И еще очень хотелось бы знать, когда Виктор Носов говорит «мы не дадим», то под термином «мы» он подразумевает себя и кого?

Кроме всего прочего, очень символичным является то, что произошло описанное событие не в какой-то иной день, а именно в День Конституции Российской Федерации.

Так или иначе, но теперь карты раскрыты и, следовательно, все предположения излишни. Как сказал известный автор афоризмов Стани́слав Ежи Лец: «Некрасиво подозревать, когда вполне уверен». Председатель Верховного суда объяснил от кого, фактически, исходит директива о запрете журналистам снимать на видео открытые судебные заседания, проводимые на территории нашей республики.

Неплохо бы, правда, внести конкретику во всю эту «завуалированность» и услышать от Виктора Носова не расплывчатые формулировки вроде «одного интернет-издания» и «одиозного адвоката», которые не к лицу такому высокопоставленному представителю судейского корпуса.

Редакция, безусловно, сделает запрос, чтобы выяснить личность этого «одиозного адвоката» и наименование лоббирующего его интересы СМИ, о которых обезличено высказывается Виктор Носов.

Мы также, как и наши коллеги из ИА «Хакасия», готовы предоставить председателю Верховного суда Хакасии и любому «одиозному адвокату» площадку для публичной дискуссии на тему «медиапроблемм» главного суда республики.

Загрузить дополнительную информацию
Загрузить еще ЦИС
Загрузить больше Дела

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Читать также

Как «медиаэтические проблемы» препятствуют взаимодействию председателя верховного суда Хакасии со СМИ.

12 января мы обратились к председателю верховного суда республики Виктору Носову с редакци…