Главная Дела Предварительная победа на предварительном слушании присуждена команде обвинения.

Предварительная победа на предварительном слушании присуждена команде обвинения.

8
17
643

В начале октября СМИ Хакасии сообщили новость о том, что «в Абакане дело семи членов группировки Бызова направлено в суд». Это многотомное, нашумевшее на всю страну уголовное дело, досталось судье Абаканского городского суда Елене Босовой. Вместе с делом судья получила такое же многотомное обвинительное заключение, наполненное утверждениями следователей об организации подсудимых в преступное сообщество коррупционеров и мошенников, ловко действовавших хоть и рядом, но все же за спиной бывшего губернатора Виктора Зимина.

И вот 21 декабря судья Елена Босова приступила к рассмотрению дела по существу обвинения.

Журналисты, присутствующие в зале суда высказали суду просьбу о разрешении видеозаписи судебного заседания. Все подсудимые были единогласны и не возражали против камер. Однако данный вопрос был отложен в связи с переносом процесса на 24 января следующего года в связи с не явкой защитников Светланы Казаченко.

Попробуем разобраться, на что ушло три месяца нахождения дела в Абаканском городском суде. На предварительном слушании разрешались вопросы: о продлении срока меры пресечения; об определении территориальной подсудности; об исключении доказательств; о возвращении уголовного дела прокурору.

Сначала стороне обвинения удивительно легко удалось убедить судью в необходимости оптового продления стражного срока всем обвиняемым на максимальные шесть месяцев. Спустя несколько дней апелляционная инстанция Верховного суда Хакасии согласилась с правильностью такого оптово-жесткого подхода к подсудимым, которые уже без малого два года являются узниками СИЗО. Решая вопрос о шестимесячном увеличении стражного срока, наши судьи стандартно руководствовались тяжестью предъявленных обвинений и опасениями относительно возможного ненадлежащего поведения подсудимых.

После этого судья отклонила ходатайство адвоката Игоря Антонова о передаче дела в суд иного региона по месту совершения инкриминируемых деяний.

Аналогичным образом разрешились ходатайства об исключении доказательств, которые по утверждениям защиты были получены с нарушением закона. Сторона обвинения предложила судье не рассматривать данные ходатайства на стадии предварительного слушания, а обсудить эти вопросы при рассмотрении дела по существу.

Судья склонилась к предложению стороны обвинения.

Под занавес предварительного слушания судья Елена Босова хладнокровно выслушала доводы защитников о недостатках обвинительного заключения, препятствующих рассмотрению дела судом. Адвокат Владимир Дворяк, который ранее пытался указать следователям на языковые огрехи обвинительных текстов,  даже представил судье результат лингвистического исследования окончательной редакции обвинения. В заключении ученого лингвиста содержались выводы о том, что в исследованном тексте обвинения вообще отсутствует описание индивидуальных действий Екатерины Ковалевой во времени и пространстве. Ссылаясь на авторитетное мнение ученого, адвокат призвал судью задуматься, как вообще возможно высказаться о доказанности действий Екатерины, если эти действия не описаны в обвинительном заключении, а значит, попросту не установлены следователями.

Прокурор парировал доводы адвоката кратко. Он указал, что в обвинительном заключении полностью описаны действия обвиняемых, в том числе Ковалевой, Гитера и Рукосуева, с указанием времени, места, способа совершения и иных обстоятельств, подлежащих доказыванию.

Это краткое высказывание прокурора как многотонная гиря перевесила чашу судебных весов на сторону обвинения. Причем разница в весе оказалась настолько ощутимой, что аргументы адвоката о языковых недостатках вместе с заключением ученого лингвиста просто выбросило с чаши судебных весов. Да так швырнуло, что мы не смогли найти даже следов их судебного взвешивания в копии постановления судьи Елены Босовой от 11 декабря (представлена редакции защитниками). Справедливости ради следует сказать, что мы все же обнаружили в тексте постановления краткие рассуждения судьи по поводу утверждений защитников о языковых недостатках обвинительного заключения. Данными рассуждениями судья одновременно критикует и иные доводы защиты, поэтому мы заменили судебную критику иных доводов в цитате постановления троеточиями. В постановлении указано буквально следющее: «Доводы защиты, в том числе, о …, не указании обстоятельств, предусмотренных ст. 73 УПК РФ по совершению ими инкриминируемых деяний, …, относятся к правилам оценки доказательств, их достаточности для вынесения приговора и касаются обоснованности предъявленного Бызову В.М., Арокину И.В., Гитеру А.Я., Казаченко С.Н., Ковалевой Е.С., Пушнову С.А. и Рукосуеву Е.А. обвинения, а потому отклоняются судом, так как вопросы доказанности (недоказанности) вины обвиняемых, достаточности собранных доказательств, их оценки, а также существа обвинения, могут быть рассмотрены судом лишь при вынесении итогового судебного решения».

Для справки, правила статьи 73 уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (УПК РФ) предписывают доказывать событие преступления (время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления), виновность лица в совершении преступления, форму его вины и мотивы, а также ряд иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела.

На сегодняшний день нам понятна логика защитников относительно невозможности организовать процедуру доказывания какого-то события в том случае, если само событие словесно не описано. Если невозможно даже мысленно представить, когда, где и какие именно телодвижения совершал гражданин, то как можно высказываться о доказанности этих телодвижений?

Для полноты восприятия мы ознакомились с копией заключения специалиста-лингвиста, сопоставили его с текстом обвинения, посвященного Екатерине Ковалевой. В итоге нам не удалось обнаружить в тексте обвинения глаголы, относящиеся к описанию действий Екатерины Ковалевой во времени и пространстве (которые возможно не учел лингвист). В связи с этим у редакции не возникло претензий к работе ученого, он действительно выявил все речевые указания относящиеся к индивидуальным действиям Екатерины.

Наверняка суду виднее чем ученому, но нам не удалось уяснить почему судья Елена Босова отказалась от оценки его письменных выводов и решила, что языковых препятствий для судебного рассмотрения дела нет.

Итак, судья Елена Босова своим постановлением от 11 декабря недвусмысленно дала понять, что к вопросу полноты словесного описания события преступления, она вернется лишь в совещательной комнате при вынесении приговора.

Защитник Екатерины Ковалевой считает, что данное уголовное дело является порогом новой судебной практики, когда судьи смогут выносить приговоры за совершение гражданами неких неописанных действий, отнесенных органами предварительного расследования к уголовно наказуемым деяниям. При этом сами обвиняемые не будут понимать когда, где и чего такого они сделали, для того, чтобы очутиться в местах изоляции от общества.

Так это или нет, покажет время, а пока можно сказать, что стороне обвинения без особых усилий удалось склонить судью на свою сторону по всем вопросам, разрешаемым на стадии предварительного слушания.

Мы следим за развитием событий и готовы предоставить представителям следственных и надзорных органов, адвокатам и иным желающим, возможность изложить аргументы своей позиции по обсуждаемой теме.

Загрузить дополнительную информацию
Загрузить еще ЦИС
Загрузить больше Дела

8 комментариев

  1. Петр Николаевич

    24.12.2018 at 22:06

    Множество уголовных дел в которых следствие обнаруживает некую «организованную преступную группу» создаются по одним и тем же лекалам.

    По закону «организованная группа» – это объединение соучастников для совершения преступлений путем распределения преступных ролей. Однако в жизни это может быть любая группа людей, которые что-то делали вместе: работали, инвестировали, создавали творческий продукт. Важно, что вместе. Обвинение, используя (или фабрикуя) наличие у группы людей какого-то общего дела, просто объявляет такую группу «организованной преступной» и декларирует, что ее участниками был разработан преступный план, для реализации которого они объединились и распределили преступные роли. Место сговора обычно объявляются «неустановленными», поскольку «преступный план» существует только в обвинительных фантазиях и иногда – в показаниях «особых свидетелей».

    Это очень удобно обвинению, поскольку позволяет демонстрировать свою удаль, и предъявить преследуемым наиболее тяжкое обвинение, влекущее самое строгое наказание. Кроме того, конструкция «организованной группы» используется следствием, чтобы уклониться от доказывания индивидуальной вины в конкретных деяниях.

    Поэтому и применяется шаблонный набор бессодержательных деклараций. Например: «Реализуя преступный план, обеспечил организацию заключения договора». А как, когда и с кем конкретно обеспечил, это никого уже не волнует.

    Ответить

    • Лето

      25.12.2018 at 22:47

      Петр Николаевич, жаль что Вы не осуществляете защиту одной из девушек. У Вас, в отличии от некоторых, есть мозг.

      Ответить

      • Петр Николаевич

        28.12.2018 at 22:45

        Спасибо, конечно! Но, если Вы про это дело, — то защищать людей от «бла- бла» просто невозможно. Есть версия , что это дело было «благословлено»…не церковью… Властью. Только этим можно объяснить совершенно невероятные вещи, которые происходят в нем. Глядя на это дело, вообще не по себе становится.

        Ответить

  2. Алексей

    24.12.2018 at 21:21

    «Это краткое высказывание прокурора как многотонная гиря перевесила чашу судебных весов на сторону обвинения. Причем разница в весе оказалась настолько ощутимой, что аргументы адвоката о языковых недостатках вместе с заключением ученого лингвиста просто выбросило с чаши судебных весов. Да так швырнуло, что мы не смогли найти даже следов их судебного взвешивания в копии постановления судьи …».
    Как точно описано отношение наших судей к позиции заявляемой защитой. Вот она фактическая «состязательность».

    Ответить

  3. Дэн

    24.12.2018 at 12:54

    Ну что ж, товарищи, приплыли…
    Теперь для вынесения обвинительного приговора (а, судя по поведению Босовой, именно такой и планируется к вынесению) суду достаточно услышать от стороны обвинения, что подсудимый совершил неустановленные действия в неустановленное время неустановленным способом, чем совершил преступление, предусмотренное ст. … (желаемое вставить) УК РФ.
    Остановите Землю, я сойду.

    Ответить

    • Владимир

      24.12.2018 at 15:18

      Еще вчера я считал, что такое невозможно( Сегодня задаю себе вопрос: как осуществлять защиту, вернее от чего? Обвинение всегда представляло собой описание действий подсудимого и их квалификацию. Сейчас только второе…

      Ответить

  4. О.М.

    23.12.2018 at 16:27

    А каким образом защищаться от обвинения, которое не конкретизировано?
    Хотя, с другой стороны, как можно доказать вину в том, что даже не могут описать?
    Время, место способ… Умысел, наконец.
    Как прокурор подписал? И как судья собирается рассматривать? Абсурд какой-то.

    Ответить

    • Дэн

      24.12.2018 at 12:55

      Вы до сих пор удивляетесь подобным вещам?

      Ответить

Добавить комментарий для Петр Николаевич Отменить ответ

Ваш e-mail не будет опубликован.

Читать также

Верховный суд Хакасии подтвердил законность выселения Екатерины Ковалевой из камеры СИЗО

Сегодня судья верховного суда Хакасии Виктор Нуртынов поставил точку в вопросе законности …