Главная Дела Продолжение. Неудачная попытка заявить отвод судье на фоне разногласий в стане защиты.

Продолжение. Неудачная попытка заявить отвод судье на фоне разногласий в стане защиты.

4
11
609

Сегодня 31 января судья Абаканского горсуда Елена Босова продолжила рассматривать громкое уголовное дело поступившее в суд из хакасского управления следственного комитета. Прокуратура Хакасии намеревается доказать обоснованность обвинительных утверждений следкомовцев о разоблачении организованных в преступное сообщество коррупционеров и мошенников, ловко действовавших хоть и рядом, но все же за спиной бывшего губернатора Виктора Зимина.

Как и предполагалось, сегодняшнее заседание началось с ходатайства адвоката Владимира Дворяка об отводе председательствующего судьи, которое он намеревался заявить под занавес заседания, прошедшего 24 января.

Владимир Дворяк озвучил свое письменное ходатайство, огласил содержание прилагаемых письменных суждений доктора филологических наук, которого суд отказался заслушать 24 января, и передал ходатайство с приложениями судье.

Некоторые коллеги Владимира Дворяка не согласились с заявленным судье отводом, некоторые полагались на усмотрение суда, а некоторые выступили с критикой, назвав ходатайство адвоката попыткой затягивания судебного процесса.

Все подсудимые разделили позицию своих защитников.

Государственные обвинители воздержались от обвинений адвоката в затягивании процесса, но тоже против отвода возражали.

Судья Елена Босова удалилась в совещательную комнату и по возвращению огласила отказное решение, предложив разрешить вопрос о приобщении к материалам дела письменного суждения специалиста, представленного вместе с ходатайством об отводе.

Владимир Дворяк высказался, что данное заключение включено в приложение к рассмотренному ходатайству об отводе председательствующему, указав, что его надлежит приобщить и рассматривать совместно с заявлением об отводе.

Защитники единогласно поддержали просьбу Владимира Дворяка о приобщении заключения ученого филолога, но раскритиковали предложение коллеги о необходимости повторного рассмотрения отвода судье. Представители обвинения протестовали как против приобщения заключения специалиста, так и против отвода. Судья решила отказать адвокату в приобщении заключения специалиста, отделив его от приложений предшествующего ходатайства, и вновь удалилась в совещательную комнату для разрешения заявленного отвода, оставив заключение ученого на столе. По возвращению Елена Босова огласила отказное решение и возвратила защитнику Екатерины Ковалевой заключение доктора филологических наук, которое он безуспешно пытался представить для судебной оценки.

В оставшееся время государственный обвинитель приступил к оглашению обвинительного заключения, на языковые недостатки которого безуспешно пытался обратить внимание суда защитник Екатерины Ковалеворй Владимир Дворяк.

Как все происходило, вы можете посмотреть в видеофрагментах.

Своими комментариями по описанным событиям с нами поделился адвокат Владимир Дворяк: «Напомню, на стадии предварительного слушания рассматривались ходатайства защиты, в том числе о возвращении уголовного дела прокурору. Наряду с иными защитниками я письменно ходатайствовал о таком возвращении, мотивируя данную просьбу невозможностью определения предмета доказывания из текста обвинительного заключения. Я приводил довод о том, что в обвинительном тексте нет словесного пространственно-временного описания индивидуальных действий моей подзащитной, которые хоть как-то можно соотнести с инкриминируемыми ей преступлениями.

В подтверждение данного довода, как вы помните, я сослался на письменные суждения ученого-лингвиста, которые и приложил к своему ходатайству.

Когда я ознакомился с текстом судебного постановления от 11 января, я обнаружил, что председательствующий забыл указать в нем мотивы, по которым он признал мой довод не состоятельным, а также забыл указать на причины, по которым приобщенное к ходатайству заключение ученого-лингвиста было им отвергнуто.

Дабы понять насколько правильно я воспринимаю смысловое содержание указанного судебного постановления, я предоставил его текст и копии своих ходатайств о возвращении дела прокурору и приобщении заключения доктору филологических наук. Адвокатским запросом я предложил ученому, используя свои специальные знания, ответить на вопрос: «Содержит ли текст постановления судьи от 11 декабря 2018 года оценку довода о языковых недостатках обвинительного заключения и, соответственно, оценку заключения лингвиста, подтвердившего данные языковые недостатки обвинительного текста?».

24 января мною была обеспечена явка ученого для участия в качестве специалиста. Я рассчитывал, что суд выслушает его устные суждения и поймет, что при разрешении вопроса о возвращении уголовного дела прокурору, мои доводы и заключение специалиста их подтверждающее, были оставлены без судейского внимания.

Однако, как вы помните, суд отказался выслушать мнение компетентного языковеда, отложив данный вопрос на потом.

Данное поведение председательствующего укрепило меня в убеждении относительно его осознанного уклонения от оценки моих доводов и материалов, их обосновывающих.

Впрочем, разрешая сегодняшний отвод, председательствующий вновь отказался от оценки теперь уже письменных суждений доктора филологических наук, приложенных мною к сегодняшнему ходатайству об отводе. Суд попросту отказался их учитывать при разрешении моих ходатайств и приобщать к материалам дела.

Насколько такой формат судебного разбирательства соотносится с демократическими правовыми принципами, каждый может решить сам».

Итак, на сегодняшний день мы осознаем, какую претензию достаточно длительный период времени предъявляет адвокат Екатерины Ковалевой к обвинению. Мы располагаем заключением ученого лингвиста, который подтверждает, что в обвинительном тексте действительно отсутствуют глаголы, конкретно описывающие во времени и пространстве индивидуальные действия Екатерины Ковалевой, которые можно соотнести с ее ролью и участием в получении взяток организованной преступной группой.

При этом, анализируя высказанную стороной обвинения позицию относительно указанных претензий адвоката, мы не обнаружили опровержения, которое бы просто указывало на текст обвинительного заключения, содержащий те глаголы, об отсутствии которых заявляет Владимир Дворяк. Возьмем на себя смелость предположить, что они либо есть, либо их нет в обвинительном заключении. Полагаем, что на этот простой вопрос, наверняка интересующий общественность Хакасии, смогут ответить представители прокуратуры, поддерживающие и обеспечивающие законность предъявленного Екатерине Ковалевой обвинения. В связи с чем мы направим в прокуратуру Республики Хакасия соответствующий запрос, с просьбой процитировать или хотя бы указать страницы и абзацы обвинительного заключения, содержащие текст, об отсутствии которого заявляет адвокат Владимир Дворяк. Представляется, что публикация этих данных будет только способствовать правильности общественного восприятия хода судебного разбирательства, в ходе которого каждая сторона должна продемонстрировать обоснованность своей позиции не только перед судом, но и перед обществом.

Загрузить дополнительную информацию
Загрузить еще ЦИС
Загрузить больше Дела

4 комментария

  1. Лето

    07.02.2019 at 17:10

    Князев красавчик

    Ответить

  2. Аноним

    07.02.2019 at 11:52

    Жаль, что мало в Хакасии адвокатов, действительно защищающих граждан, а не работающих в связке со следствием, прокуратурой и судом. Если адвокаты не знают свой основной закон — Кодекс адвокатской этики, то о чем может идти речь. Стыдно за таких адвокатов. Интересно, как к этой ситуации относится новый президент адвокатской палаты.

    Ответить

  3. Петр Николаевич

    31.01.2019 at 19:35

    Статья 15

    1. Адвокат строит свои отношения с другими адвокатами на основе взаимного уважения и соблюдения их профессиональных прав.

    2. Адвокат не должен:

    1) употреблять выражения, умаляющие честь, достоинство или деловую репутацию другого адвоката либо авторитет адвокатуры; На мой взгляд, коллегам не стоит забывать требования Кодекса адвокатской этики. Ведь «затягивание»- есть действие, противоречащее закону. Хотя я никогда не мог понять этого слова применительно к уголовному судопроизводству.

    Ответить

    • Алексей

      31.01.2019 at 21:28

      Умышленное затягивание судебного разбирательства это воспрепятствование правосудию. Фактически адвокат высказался о том, что его коллега преступник. Даааа.

      Ответить

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Читать также

Чью правду подтвердил свидетель в хакасском арбитраже?

В конце июля в арбитражном суде Хакасии, после годовалой подготовки к судебному заседанию,…