Главная Дела Стесняется ли судья того, что разрешил подсудимому говорить лежа на четвертом году содержания под стражей?

Стесняется ли судья того, что разрешил подсудимому говорить лежа на четвертом году содержания под стражей?

2 секунд на чтение
5
12
392

Сегодня верховный суд Хакасии рассмотрит апелляционные жалобы на очередное продление срока содержания под стражей Андрея Макущенко, Алексея Майнагашева, Дмитрия Медведева, Степана Тюкпеева, Артема Храмцова, Юрия Юркова, которые уже четвертый год пребывают в статусе обвиняемых по уголовному делу.

Чего только не происходило в ходе рассмотрения данного дела. Мы видели как потерпевшие и свидетели обвинения, буквально зачитывали свои показания по заранее написанной бумажке,  сообщая, что без этого конспекта они ничего конкретного пояснить не могут. Мы наблюдали категорический отказ судьи от приобщения данного «конспекта» показаний к материалам дела. Мы вместе с присутствующими в зале суда гражданами были удалены судьей вон из зала открытого судебного заседания по одной лишь просьбе представителей стороны обвинения. Мы слушали и фиксировали на видео как высокопоставленный свидетель-полицейский сообщил суду, что лично привез из Республики Казахстан более 300 листов ключевых доказательств обвинения. Мы видели и фиксировали на видео, как специалист разоблачил эти «казахские» доказательства, указав на явные признаки их фальсификации и представив суду письменные заключения. Мы наблюдаем равнодушие суда к просьбам защиты о проведении тщательной проверки доводов защиты о недобросовестности лиц, формировавших доказательственную базу обвинения. И это только небольшая часть событий, которые подсудимые наблюдают уже четвертый год из клетки, установленной в зале суда, куда их привозят из камер СИЗО.

Такое, мягко говоря, длительное заключение стало предметом обращения адвокатов в Европейский Суд по правам человека, который уже комуницировал данные жалобы, признав поставленный в них вопрос чрезвычайно значимым.

Кроме того, следует учесть, что за время многолетнего содержания под стражей у некоторых из подсудимых значительно ухудшилось здоровье. Так, например, у Юрия Юркова в связи с отсутствием в условиях СИЗО должной медицинской помощи развилась и быстро прогрессирует гипертоническая болезнь.

Вопрос причины равнодушного отношения к здоровью подсудимого со стороны суда и прокурора ранее уже поднимался в материале «Государственная цена здоровья обвиняемого». И судя по всему, это равнодушие идет по нарастающей траектории.

В ходе судебного заседания 29 января Юрию Юркову в связи с ухудшением его самочувствия в очередной раз потребовалась «неотложка», которая была вызвана, не смотря на возражения гособвинителя Елены Васильевой.

После оказания неотложной помощи суд велел переместить Юркова в лежачем положении обратно в клетку (остальные подсудимые, потеснившись, освободили ему для этого скамью) и продолжил заседание. По распоряжению судьи Ивана Степанкова секретарь Марина Аракчаа озвучила информацию, что у подсудимого Юркова повышенное давление, была оказана медицинская помощь, но госпитализация врачами не рекомендована.

Справка. Как пояснили источники из числа работников суда, показания медиков должны заслушиваться в судебном заседании и в обязательном порядке заноситься в протокол. Почему в данном конкретном случае все произошло вопреки установленным правилам и медработники не явились в зал суда остается только догадываться.

Возможно, объяснение кроется в том, что после оказания неотложной помощи врач был приглашен в кабинет Ивана Степанкова и пробыл там не менее 5-ти минут. О чем шел разговор за закрытыми дверями, осталось неизвестным. Однако после выхода от судьи медики тут же покинули здание суда.

Далее председательствующий решил вернуться к вопросу, поднятому им до вызова «скорой». Он начал повторно выяснять, готовы ли на данной стадии подсудимые давать показания. Обвиняемые ответили, что, как уже заявляли ранее, готовы давать показания только после окончания представления всех доказательств стороны защиты.

В ходе выяснения позиции каждого из граждан, находящихся в клетке, и понимая, что Юрков не может подняться, судья предложил лежащему на лавке больному давать показания в горизонтальном положении. Однако подсудимый оказался не в состоянии даже внятно ответить.

После этого судья поставил вопрос о перерыве в судебном процессе, но заседание на этом не закончилось. Нисколько не смущаясь тем, что на лавке за решеткой лежит больной человек, вместо ответа на вопрос председательствующего о перерыве, прокурор Елена Васильева ещё около 10 минут оглашала, видимо запланированное, ходатайство о продлении подозреваемым срока содержания под стражей. И только после окончания ее выступления перерыв все-таки был объявлен.

Следующий день 30 января судья Иван Степанков начал с выяснения мнения подсудимых по ходатайству о продлении их стражного срока. Когда очередь дошла до Юрия Юркова, тот сообщил судье, что не слышал содержания ходатайства государственного обвинителя, так как лежал в полубессознательном состоянии. Судья объявил, что расценивает данные пояснения как отказ подсудимого от выражения мнения, выслушал многочисленные протесты защитников и одобрение представителей обвинения, продлил сроки стражи до 11 мая 2019 года всем подсудимым, в том числе и Юркову. Насколько суд учитывал болезнь обвиняемого Юркова, как основание для изменения ему меры пресечения хотя бы на домашний арест (о чем просили защитники), из предоставленного нам текста постановления осталось непонятным.

Как мы уже сказали, защитники и подсудимые подали апелляционные жалобы на постановления о продлении срока стражи, а судья Иван Степанков подготовил для апелляционной инстанции соответствующие материалы.

Нами получена копия выписки из протокола судебных заседаний, которую судья Иван Степанков приготовил вышестоящему суду для рассмотрения апелляционных жалоб защиты. «По какой-то причине» в тексте выписки вообще отсутствуют сведения о вызове «скорой», об оказании медицинской помощи Юрию Юркову, о его лежачем положении во время оглашения прокурором ходатайства о продлении срока стражи… Короче, если прочесть эту выписку из протокола судебного заседания, то этих событий просто не было.

По какой причине судья Иван Степанков не захотел перегружать головы вышестоящих коллег сведениями об оказании медицинской помощи подсудимому, о его лежачем положении на период оглашения прокурором ходатайства о продлении стражного срока, можно только догадываться.

Мы следим за развитием событий.

Загрузить дополнительную информацию
Загрузить еще ЦИС
Загрузить больше Дела

5 комментариев

  1. Андреевна

    12.02.2019 at 09:41

    Сегодня апелляция, может Верховный Суд захочет разобраться в происходящем? Если нет, то зачем то это инстанция нужна? Хотелось бы видеть в судах поиск истины, основанной на законе и праве, и совести.

    Ответить

  2. 111

    12.02.2019 at 11:35

    Беспредел!

    Ответить

    • ИГОРЬ

      12.02.2019 at 15:40

      У них есть одно право умереть

      Ответить

  3. Ирина

    13.02.2019 at 15:31

    За время судебной тяжбы уже убедились,что закон,право и совесть величины относительные.Всяк по своему их трактует,каждый делает свое дело,как считает нужным.Но человеком нужно оставаться всегда,печально сознавать,что не всем удается.

    Ответить

  4. Игорь Сергеевич

    16.02.2019 at 21:19

    Умираешь? Подожди немного. Мне по плану нужно взять у тебя показания, а потом можешь сдохнуть…

    Ответить

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Читать также

В назначенное время акт судебной справедливости и законности не состоялся.

Вчера 23 апреля утром в Абаканском городском суде (Хакасия) ожидалось оглашение приговора …