Анонс.

3 секунд на чтение
2
7
238

Накануне наша редакция обратила внимание еще на два, с нашей точки зрения, интересных уголовных дела, рассматриваемых судами на территории Республики Хакасия. Интересны они для нас оказались в первую очередь уже ставшими привычными «изысками» правоприменения.

Первое дело рассматривается в Аскизском районном суде. Двое молодых людей обвиняются в разбойном нападении. Хотя один из обвиняемых и приходится пасынком потерпевшему, и настаивает на том, что всего лишь пытался временно попользоваться частью совместно нажитого матерью и отчимом имущества после их развода и ранее такое уже было неоднократно – обвинение придерживается иной версии произошедшего.

Мы не можем предопределять виновность или невиновность лица, но как и раньше беремся за информационное сопровождение дела, с целью доведения до широкого круга общественности информации о деятельности судебной власти на территории Хакасии.

Вторым же делом, привлекшим наше внимание, стало, казалось бы типичное для последнего времени, дело о незаконном обороте наркотиков. Двоим фигурантам предъявлены обвинения в сбыте запрещенных препаратов группой лиц, по предварительному сговору. Однако в свете последних событий, когда Верховный Суд Республики Хакасия отменил обвинительный приговор Ширинского районного суда, и отпустил из-под стражи обвиняемого по подобному обвинению, а защитники в том деле заявляли о фальсификации доказательств – наше внимание привлекла позиция адвокатов и по делу, которое мы принимаемся освещать.

Итак, 22 февраля наш корреспондент прибыл в Аскизский районный суд Республики Хакасия. Перед началом судебного заседания было заявлено ходатайство о проведении видеосъемки. В последнее время мы перестали сталкиваться с отказом судей в удовлетворении подобных ходатайств.  Все-таки Верховный суд Российской Федерации указывает на допустимость отказа в проведении видеофиксации процесса в исключительных случаях – а именно когда такая фиксация может привести к нарушению прав и законных интересов участников процесса, в том числе права на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени, на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, содержащих сведения личного характера.

Тем удивительнее был запрет председательствующего, который мотивировал отказ удовлетворить заявление нашего корреспондента тем, что «участники процесса могут стесняться видеокамеры». В настоящее время мы готовим редакционный запрос на имя председателя Аскизского районного суда с вопросами, касательно законности запрета видеофиксации с подобной мотивировкой.

Между тем в самом процессе защитники заявили ходатайство об исключении доказательств из материалов уголовного дела. По мнению адвокатов некоторые из доказательств получены с нарушением уголовно-процессуального закона, что влечет их недопустимость в доказывании вины.

Однако, как мы уже привыкли наблюдать в хакасских судах, судья уклонился от рассмотрения ходатайства по существу, указав, что оценку допустимости доказательств он даст в совещательной комнате, при вынесении итогового решения. Насколько такая практика согласуется с нормами Уголовно-процессуального кодекса, требующими разрешать ходатайства непосредственно после их заявления – мы судить не беремся. Однако учитывая, что все чаще нам приходится сталкиваться с подобными прецедентами – мы обязательно будем доводить до сведения читателей о каждом таком случае.

В этот же день наш корреспондент принял участие в судебном заседании по второму делу, принятому к нашему освещению.  Теперь уже в Абаканском городском суде, решением судьи Коробка была запрещена видеосъемка судебного заседания. На этот раз мотивировка была более изысканная, но от этого не менее непонятная. Отказывая журналисту в просьбе проводить видеосъемку открытого судебного заседания, председательствующий указала, что такая съемка «может повлиять на показания свидетелей, которые еще не были допрошены в судебном заседании». Нам приходится только констатировать, что с каждым разом судебный состав нашей республики, все шире истолковывает нормы Конституции и других законов, в том числе правовую позицию Пленума Верховного суда Российской Федерации.

Между тем в самом судебном заседании защитники также в четвертый раз заявили ходатайство об исключении доказательств. Но и в этом случае, по уже привычной «схеме», председательствующий не стал разрешать заявление адвокатов по существу, а отложил такое решение до окончания судебного разбирательства.

Итак, мы в очередной раз становимся свидетелями нынешних «допусков» в практике правоприменения хакасскими правоохранительными органами, в связи с чем Центр Информационного Сопровождения берется за информационное сопровождение данных уголовных дел.

Мы готовы предоставить представителям следственных и надзорных органов, адвокатам и иным желающим, возможность изложить аргументы своей позиции по обсуждаемой теме.

 

Загрузить дополнительную информацию
Загрузить еще ЦИС
Загрузить больше Дела

2 комментария

  1. Валентин

    06.03.2019 at 21:04

    Только стабильный поток жалоб на ограничения прав журналистов в Администрацию Президента, Верховный суд РФ и Союз журналистов по каждому такому факту в Хакасии может дать шанс расшевелить местечковое судебное болото.

    Ответить

  2. Петр Николаевич

    06.03.2019 at 22:01

    Я горжусь Абаканским городским судом! Даже Верховный Суд, которому дано право толкования, не дошёл до того, что открытость может влиять на показания участников процесса, то есть препятствовать правосудию. Все СМИ- за дверь. Адвокатам в стенах просверлить дырочки под один глаз и губы. В зал не пущать! Вот это будет правосудие по — российски. А то адвокаты мешают ходу «нормального» процесса. Куда там Кафке и Оруэллу до наших реалий! Слабаки! Даже они не могли додуматься до этого.

    Ответить

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Читать также

Пока копим, затем решим… Или как высокопоставленный полицейский привез из Казахстана следственные документы до того, как их успели создать

Мы продолжаем отслеживать проходящее в Абаканском городском суде (Хакасия) разбирательство…