Главная Дела Сколько ни говори …

Сколько ни говори …

0
10
264

Подходит к концу чтение обвинительного заключения фигурантам уголовного дела, связанного с госзакупками лекарственных средств и медицинского оборудования для нужд Республики Хакасия. У большинства находящихся в зале суда могло сформироваться впечатление, что прокурорский работник зачитывает одни и те же фрагменты текста. Это не совсем так. Дело в том, что одинаковые по содержанию фрагменты относятся к разным эпизодам вменяемых обвиняемым преступлений. Многократное повторение содержательных фрагментов – отличительная особенность текста данного обвинительного заключения. Так, индивидуальные действия Ковалевой в данном тексте описаны 9 глаголами, которые неоднократно повторяются, будучи употреблены без обстоятельственных слов, указывающих на пространственно – временную конкретизацию действий Ковалевой. Роль помощника по вопросам обеспечения безопасности, которую Ковалёва, по утверждению автора текста, выполняла в преступном сообществе, акцентируется многочисленными повторами текстовых фрагментов, констатирующих выполнение указанной роли. Не один раз звучат утверждения о том, что девушка вела учет и пересчет денег, полученных в качестве взятки членами так называемого преступного сообщества. 8 раз повторяется утверждение о хранении Ковалёвой денег, полученных в качестве взятки. Текстовый фрагмент, в котором говорится о том, что Ковалева получила от Бызова «часть из указанных денежных средств в неустановленном в ходе следствия размере», повторяется 7 раз, в нем меняются лишь числа, обозначающие границы периодов, в течение которых «члены преступного сообщества получали взятки», и фамилии лиц, от которых они их получали, однако обстоятельства передачи Бызовым денег Ковалевой (место, время, способы осуществления) обозначены неопределенно.

Сегодня уже можно говорить, что неопределенность – еще одна характерная черта текста обвинения. Наверняка именно этим объясняются постоянные речевые формулы «более точное время не установлено», «более точное место не установлено», «в г. Абакане Республики Хакасия», «в круглосуточном режиме». Многочисленные повторы инкриминируемых деяний, без их конкретизации и детализации, выглядят бездоказательными, а совершение названных действий констатируется как данность. Мы не услышали никакой конкретики, никакой фактической информации, никаких обстоятельственных конкретизаторов того или иного деяния, которое вменяется Екатерине Ковалевой, да и остальным участникам этого злополучного дела.

Услышанное из уст государственного обвинителя оставило у нас стойкое впечатление попытки создания лишь видимости полноценного и понятного обвинения через многочисленные повторы утверждений о причастности Екатерины Ковалевой к совершению преступлений, без конкретики, которую хоть как-то можно доказывать или опровергать. Однако сколько ни говори «халва», слаще во рту не станет…

Насколько такой формат обвинения достоин судебного контроля, каждый может решить сам. Как отнесется суд к озвученному прокурором обвинительному тексту, покажет время.

Загрузить дополнительную информацию
Загрузить еще ЦИС
Загрузить больше Дела

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Читать также

Чью правду подтвердил свидетель в хакасском арбитраже?

В конце июля в арбитражном суде Хакасии, после годовалой подготовки к судебному заседанию,…