Главная Дела Пока копим, затем решим… Или как высокопоставленный полицейский привез из Казахстана следственные документы до того, как их успели создать

Пока копим, затем решим… Или как высокопоставленный полицейский привез из Казахстана следственные документы до того, как их успели создать

1
8
300

Мы продолжаем отслеживать проходящее в Абаканском городском суде (Хакасия) разбирательство по делу Алексея Майнагашева, Дмитрия Медведева, Юрия Юркова, Степана Тюкпеева, Андрея Макущенко и Артема Храмцова.

Процесс находится на стадии судебного следствия, в ходе которого защита заявила массу ходатайств направленных на проверку обвинительных доказательств, которые, по всем признакам, несут на себе печать фальсификации не только в переносном, но и в прямом смысле. Этой теме был посвящен целый ряд материалов («Защита требует проверки казахских доказательств на предмет контрафакта», «Защита: отвод секретарю и демонстрация признаков фальсификата на большом экране», «Кто охраняет границы российского правосудия?» , «Следственно-судебный «модернизм» хакасских художников 21 века» , «Операция «прикрытие» на предпоследнем этапе», «Защита доказательственного фальсификата-генеральная линия генерального прокурора или все же …» , «Новые факты «добросовестности» инициаторов и авторов обвинения»,  и другие). Суд, не вдаваясь в объяснения, стабильно отказывается проводить проверку, обосновывая отказы тем, что «на данной стадии не усматривает для этого оснований».

В состоявшемся на минувшей неделе (19 марта) судебном заседании, адвокаты (не теряя надежды убедить судью в необходимости проверки) продолжили заявлять ходатайства, приобщая в обоснование своей позиции всё новые и новые доказательства.

И тут сторону защиты ожидал сюрприз, ввергший её в полное недоумение. Подход суда к рассмотрению ходатайств ознаменовался интересным новшеством. Судья Иван Степанков запретил высказывать мнения сторон по каждому заявленному ходатайству до тех пор, пока не будут заявлены все имеющиеся у сторон ходатайства. Соответственно, председательствующий отказался принимать решения по каждому заявленному ходатайству непосредственно после его заявления, заставив адвокатов заявлять все ходатайства «оптом».

В результате никто не может понять, какую критическую массу суд собирается накопить, прежде чем начнёт рассмотрение ходатайств, ибо их количество (заявлявшихся на протяжении 6 часов), в куче образовавшейся на столе у судьи, приближается уже к полусотне. А по заявлению адвокатов это ещё далеко не конец.

 «Судья Иван Степанков, похоже, изобрел новый по сравнению с законом способ оптового разрешения ходатайств. Хотя любой юрист, несомненно, понимает, что такой подход с точки зрения права  недопустим. Я отношу эти события к фактам намеренного нарушения норм процессуального права, в частности права на защиту. Тем не менее, это продолжает происходить на наших глазах. При этом даже просьбы разрешить высказать мнение по заявленному ходатайству судья расценивает как неуважение к суду, что сопровождается судейским предупреждением направить жалобу в адвокатскую палату, которых, к слову сказать, и так в настоящее время отправлено уже несколько штук», – возмущается адвокат Аяс Тюньдешев.

Перечислить все ходатайства ввиду их многочисленности не представляется возможным, но на одном из них, пожалуй, стоит остановиться особо.

По заявлениям защитников они располагают сведениями, что сотрудник полиции Александр Решетнев в период с 20 октября по 9 ноября 2016 года выезжал в Республику Казахстан. Из этой поездки он (по его показаниям в суде) нарочно привёз весь комплект документов (как результат исполненного международного следственного поручения), которые и составили основу обвинения.

Позже, в процессе судебного следствия выяснилось, что все они (по заключению допрошенного в суде эксперта-криминалиста) являются фальшивками, поскольку оттиски печатей на них оказались имитацией, выполненной с помощью множительной техники.

В тоже время из официальных источников известно, что казахские правоохранительные органы получили запрос о правовой помощи из генпрокуратуры России только 24 ноября 2016 года, а к непосредственному исполнителю (УВД Сайрамского района Республики Казахстан) он поступил вообще только 10 декабря 2016 года.

Сопоставление этих дат, по мнению защиты, позволяет всерьёз поставить вопрос о самом факте существования и исполнения указанного выше международного следственного поручения.

Поскольку, в силу статьи 80 Минской конвенции о международной правовой помощи, мероприятия связанные с исполнением международных поручений по уголовным делам регулируются органами прокуратуры, защита попросила суд оказать содействие, направив запрос в генпрокуратуру России с постановкой ряда вопросов, наиболее интересными из которых представляются следующие:

Как сотрудник полиции Александр Решетнев мог привезти исполненные материалы международного поручения 09.11.2016, т.е. за месяц до того, как исполнитель принял само поручение к исполнению?

Каким образом на всех 352 листах с результатами международного поручения печати от имени компетентных органов Республики Казахстан оказались выполненными на цветном принтере?

Вопросы очень острые, а поскольку, по заявлениям защиты, обвинительное заключение утверждал ни кто иной, как заместитель прокурора Хакасии Андрей Мондохонов, то думается, все они в полной мере могут быть адресованы и к нему.

Решение по данному ходатайству на настоящий момент ещё не принято, как впрочем, и по всем остальным (в огромном количестве скопившимся на столе председательствующего). Как будет происходить их рассмотрение пока не ясно, но в скором времени это должно выясниться.

Мы следим за развитием событий.

 

Загрузить дополнительную информацию
Загрузить еще ЦИС
Загрузить больше Дела

Один комментарий

  1. Ирина

    28.03.2019 at 17:14

    Так и хочется сказать,не ходите,люди,в суд,там чудеса,там Леший бродит.

    Ответить

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Читать также

Дело со скандальным приговором истребовано в Москву.

Длительное время мы отслеживаем ход рассмотрения уголовного дела в отношении шестерых граж…