Главная Дела Уж сколько раз твердили…

Уж сколько раз твердили…

0
10
648

Очередное судебное заседание по делу о госзакупках 29 марта началось с ходатайства стороны обвинения о продлении меры пресечения фигурантам дела. Представители прокуратуры Вера Ягодкина и Татьяна Кондрашова, чередуясь, представили из многочисленных томов материалы по каждому обвиняемому. Правда, представили по-разному. Например, по Александру Гитеру и Екатерине Ковалевой прозвучали материалы, отобранные избирательно и потому особо «тщательно» по сравнению с другими фигурантами. Гитеру припомнили пресловутую записку, которую он по версии обвинителей пытался передать Козарю, а по Ковалевой не поленились подробно зачитать обоснования  предыдущих продлений стражи, детализируя все изменения вносимые в квалификацию, чего не было сделано больше ни у кого. Видимо, прокурорские настолько против освобождения девушки, что решили уделить ей особое внимание в своем выступлении. Затем настала очередь адвокатов и самих обвиняемых. Правда, в последний день прошедшей недели успели высказаться только адвокаты Гитера и сам обвиняемый, адвокат Рукосуева  и он сам, и адвокат Ковалевой, соответственно, Екатерина. Адвокаты в своих выступлениях говорили про обезличенный подход в отношении продления меры пресечения со стороны обвинения, про то, что судебные решения должны быть основаны не на предположениях (может скрыться, будет воздействовать на свидетелей), а на доказательствах, что нельзя бесконечно продлевать меру пресечения, основываясь исключительно на тяжести придуманного обвинения, взывали к гуманности. Сами обвиняемые, до которых, что называется, дошла очередь, выступая, просили изменить им меру пресечения на более мягкую, не связанную с камерой СИЗО, исходя из того, что обеспечительные меры, устанавливаемые в отношении них судом, уже истекли и исчерпали себя. И это действительно так. Все фигуранты дела были арестованы и продолжают находиться под стражей в том числе из-за опасений следователей и прокуратуры, что обвиняемые могут повлиять на свидетелей, угрожать им и даже уничтожить доказательства. Довод «железный», приводимый из раза в раз. И предъявляемый всем фигурантам, скажем так, оптом. Вот только на каких свидетелей и главное для чего может повлиять, к примеру, Ковалёва, если из самого текста обвинительного заключения видно, что перечисленные в нем свидетели в один голос заявили на допросах, что Ковалёву не знали, о ней не слышали, с ней не общались. По всей вероятности, сторона обвинения боится, что Ковалёва, оказавшись за пределами СИЗО, тотчас же начнет «влиять» на свидетелей, «пользуясь своим служебным положением» (?!), чтобы заставить их понарассказать о себе еще на одну тяжкую или особо тяжкую статью вдобавок к тем, что ей уже «нарисовали». Об этом с сарказмом говорил, выступая на судебном заседании, представляющий ее интересы адвокат Владимир Дворяк. Но до понимания сарказма надо еще дорасти…

Судебное рассмотрение вопроса о мере пресечения будет продолжено в понедельник. Будет ли суд тщательно подходить к вопросу обоснованности длительного содержания подсудимых под стражей с выяснением возможности применения, например домашнего ареста, или стандартно предпочтет не нарушать национальные судебные традиции, на которые с недоумением многократно указывал Европейский суд, покажет время. Уместным будет напомнить, что что уже вскоре Европейский суд должен приступить к рассмотрению жалобы защитника Екатерины Ковалевой на ее необоснованно длительное содержание в тюремной камере. Напоминаем также, что представитель российского правительства, на предложение Европейского суда высказать позицию правительства по данной жалобе, направил в международную судебную инстанцию документ, в котором уже назвал Екатерину преступницей. Кто представил ему такие сведения остается только догадываться.

Итак, поставленный стороной обвинения вопрос о наличии оснований для продления срока содержания под стражей, в отношении Екатерины Ковалевой, стал неожиданно интересным, так как мы с вами получаем возможность отследить в режиме онлайн каким образом к вопросу уважения личной свободы россиянина отнесется наш «родной» судья и как этот же вопрос разрешит заграничный-страсбургский суд. Правда сравнение такое возможно при условии, если ЕСПЧ рассмотрит данный вопрос в период действия очередной судебной санкции на пребывание в СИЗО.

Как будут развиваться события, покажет время. Мы следим за развитием событий.

Загрузить дополнительную информацию
Загрузить еще ЦИС
Загрузить больше Дела

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Читать также

Индульгенция для судей Хакасии

Освещая ход и результаты достаточно громких для Хакасии уголовных дел, мы как-то попривыкл…