Главная Дела Ничего личного.

Ничего личного.

2
18
315

Мы продолжаем отслеживать дело Екатерины Ковалёвой. Предыдущая публикация заканчивалась риторическим вопросом: «Насколько эта, явно спланированная и читаемая, схема назидания, соответствует реальности?». Речь шла об ожидаемом решении судьи Елены Босовой по мере пресечения фигурантов уголовного дела о госзакупках. А вопрос возник в связи с изменившейся позицией обвинителей, которые 29 марта требовали для всех без исключения продления стражи еще на три месяца, а в понедельник, 1 апреля, сочли возможным ходатайствовать об изменении меры пресечения на домашний арест для Светланы Казаченко и Сергея Пушнова. Молодые люди, после оглашения обвинительного заключения, частично признали вину по одной из инкриминируемых им статей.

То, что вопрос наш оказался действительно риторическим, показало принятое судьей решение по мере пресечения: Владимира Бызова, Александра Гитера, Игоря Арокина, Евгения Рукосуева и Екатерину Ковалеву оставить под стражей до 7 июля 2019 года, а Светлане Казаченко и Сергею Пушнову изменить меру пресечения на домашний арест, освободив их из-под стражи в зале суда.

Несложно представить, что сейчас чувствуют те, кто собрался по полной спорить с обвинением и, соответственно, получил еще три месяца к сроку пребывания в тюремной камере. Эта «судебная инъекция» вполне способна снять симптомы надежды узников на результаты, еще не начавшегося, состязания. Наверняка в голове у каждого из них сейчас навязчиво-болезненно пульсирует мысль: «У меня два пути: либо сотрудничать с обвинением, либо получить по полной по тем статьям, которые мне «нарисовали»!».

Защитники и подсудимые ссылались на разъяснения Пленумов Верховного суда РФ, указывая на необоснованность подозрений, на изменившиеся обстоятельства, связанные с состоянием здоровья близких и родных — ничто не повлияло на принимаемые судьей решения, в отношении тех подсудимых, которым сторона обвинения просила продлить срок ареста.

Примечательно, что прокурор из раза в раз проговаривал одни и те же доводы, почерпнутые из диспозиции соответствующих статей закона, и это воспринято судьей как должное, а главное, как сигнал для правильного решения. Более того, на последних заседаниях по продлению стражи обвиняемым в махинациях в сфере медицинских препаратов и оборудования вообще звучали одни и те же доводы как в пользу смягчения меры пресечения (каких – либо фактических данных, позволяющих говорить о возможности влияния на свидетелей не имеется, — заявляет прокурор относительно Сергея Пушнова), так и в качестве основания для продления стражи (может оказать влияние на свидетелей, — утверждает прокурор о Екатерине Ковалевой и о других, оставленных в СИЗО фигурантах дела,  не приведя ни одного факта, который бы подтверждал высказанное опасение, видимо потому что этих фактов просто нет, или, выражаясь по-прокурорски,  каких – либо фактических данных, позволяющих говорить о возможности влияния на свидетелей не имеется). Однако это не меняет сути дела, а главное —  решения по нему. Ничего личного. Полное единение внутренних убеждений судьи и прокурора.

Мы следим за развитием событий.

Загрузить дополнительную информацию
Загрузить еще ЦИС
Загрузить больше Дела

2 комментария

  1. Неврозов

    09.04.2019 at 07:33

    «Избирательность» в вопросе о достойных выйти из камеры показательна. Есть статистика, указывающая, что среднестатистический судья России выносит в год 0,25-0.35 % оправдательных приговоров (включая дела частного обвинения). То есть судья районного (городского) суда или вышестоящего, выносит 0 % оправдательных решений.
    Поэтому де-юре судьи отправляют правосудие, де-факто судьи служат органам обвинения. Кстати тем же занимаются прокуроры. Сегодня эти две бесполезных структуры можно безболезненно удалять, закрепив например полномочия руководителей следственных органов на вынесение итоговых решений по уголовным делам.
    Уверяю, в этом случае справедливость решений только возрастет, потому, что начальник не захочет позориться перед вышестоящим начальником за бред, сочиненный его подчиненным следователем. А если за бред следователя позорятся прокурор и суд, то это их начальников только забавляет и не более того.

    Ответить

    • Владимир

      09.04.2019 at 07:38

      +++++ Сложно не согласиться. При этом даже очевидна польза по снижению бюджетных затрат. Какой толк поднимать судьям зарплату в целях повышения уровня их независимости, если этот стимул их еще больше приковывает к их креслам и усиливает зависимость от председателей судов. Ну а те в свою очередь повышают свой личный ведомственный авторитет, естественно в ущерб судебному.

      Ответить

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Читать также

Дело со скандальным приговором истребовано в Москву.

Длительное время мы отслеживаем ход рассмотрения уголовного дела в отношении шестерых граж…