Главная Дела Потому, что одним можно, а другим нельзя!

Потому, что одним можно, а другим нельзя!

2 секунд на чтение
3
21
332

Вчера Верховный суд Республики Хакасия рассмотрел апелляцию адвоката  Владимира Дворяка на постановление Абаканского городского суда по продлению меры пресечения Екатерине Ковалевой. Напомним: 3 апреля судья Елена Босова решила продлить срок пребывания девушки в камере СИЗО еще на 3 месяца (всего до 2 лет 6 месяцев). Кроме нее, такое же решение было принято в отношении Владимира Бызова, Игоря Арокина, Александра Гитера и Евгения Рукосуева. Однако Светлане Казаченко и Сергею Пушнову мера пресечения была изменена судьей на домашний арест.

Можно было бы от души порадоваться за молодых людей, если бы не одно «но», о чем мы уже писали в статье «Ничего личного». Прокурор Вера Ягодкина, а вслед за стороной обвинения и председательствующий судья Елена Босова использовали одни и те же доводы как в пользу смягчения меры одним подсудимым, так и в качестве основания для продления стражи другим.

На неуниверсальность подхода к одной и той же правовой ситуации говорил вчера на заседании Верховного суда республики защитник Екатерины Ковалевой. Он прямо заявил свою позицию: «Суд первой инстанции, решая вопрос о продлении стражи Ковалевой и другим фигурантам этого дела, руководствовался какими-то иными соображениями, нежели требованиями закона». При этом адвокат Владимир Дворяк, для проверки обоснованности приведенного им довода, просил верховного судью о сравнительном сопоставлении обжалуемого защитником постановления с аналогичными судебными решениями, принятыми в отношении «домашних арестантов». Судья Верховного суда Хакасии Виктор Нуртынов отказал защитнику в этой просьбе. Тщетными оказались также попытки адвоката приобщить для судебного контроля сравнительный материал (копии решений и аудиозаписи их оглашения судом первой инстанции), содержащий дословную мотивировку решений о переселении Светланы Казаченко и Сергея Пушнова из тюремной камеры домой.

Расценив случившееся как нежелание судьи тщательно оценивать довод апелляционной жалобы, адвокат заявил, что тем самым Виктор Нуртынов создает преимущества стороне обвинения и поставил вопрос об отводе председательствующему судье.

Виктор Нуртынов удалился в совещательную комнату и по возвращению огласил решение: «в отводе отказать».

По такому же сценарию было вынесено отказное решение по результатам рассмотрения апелляционной жалобы адвоката.

Единственное, чего удалось добиться в данном процессе адвокату, так это приобщить к материалам дела копии документов об инвалидности матери Ковалевой, правоустанавливающий документ на квартиру, где прописана девушка, и заявление ее матери о согласии на проживание с родным арестантом. Копии этих документов, обосновывающих возможность смягчения меры пресечения Ковалёвой, суд 1 инстанции почему-то забыл предоставить в Верховный суд. Хотя почему «почему-то»? Очень даже понятно, почему. Судебные заседания по продлению стражи фигурантам дела о госзакупках в судах Хакасии напоминают абстрактные театральные акты, где солирует, самоутверждаясь, сторона обвинения, где адвокаты просят подвергнуть судебной оценке их доводы, а судьи не только холодно относятся к этим доводам, но зачастую вообще не указывают их в своих решениях.

Складывается впечатление, что речь идет не о судьбах людей, а разбираются какие-то второстепенные и абсолютно незначимые вопросы. При этом судебные решения выносятся за несколько минут, как, например, на вчерашнем судебном заседании, в ходе которого мы увидели озабоченность судьи Нуртынова лишь тем, что адвокат Дворяк говорил слишком громко. Для интереса, мы засекли время, которое судья затратит на принятие решения после удаления в совещательную комнату, в результате по нашим подсчетам, Виктор Нуртынов находился в совещательной комнате меньше времени, чем затратил на оглашение принятого там решения.

Признаемся, из оглашенных судьей Еленой Босовой решений нам не удалось понять, почему Светлане Казаченко и Сергею Пушнову можно находиться дома, а Екатерине Ковалевой нельзя. Может, поэтому последние решения по мере пресечения ассоциируются с фрагментами фильма Никиты Михалкова «Инспектор ГАИ».

Мы продолжаем следить за развитием событий.

Загрузить дополнительную информацию
Загрузить еще ЦИС
Загрузить больше Дела

3 комментария

  1. Кирилл

    14.04.2019 at 07:05

    Судебно-прокурорские интриги. Эта ситуация говорит о слабости обвинительной версии, нужны хоть какие-то признания для публики. Смена камеры на квартиру, это конечно же хорошо, но боюсь предложением заявить о частичном признании совместные просьбы прокурора и судьи не окончатся.

    Ответить

  2. Иван Д.

    14.04.2019 at 07:07

    Ролик в тему) Так и живем, еще хуже стало.

    Ответить

  3. Владимир

    16.04.2019 at 12:51

    Похоже непонятность, это нынешний тренд правоприменения. Сначала озвучивается непонятное обвинение. Затем оглашаются материалы, которые непонятно как связаны с непонятным обвинением. А потом судьи зачитывают решения из которых невозможно понять, что из исследованной в суде непонятной информации каким-то образом соотносится с непонятным обвинением. которое судья посчитал доказанным…

    Ответить

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Читать также

В назначенное время акт судебной справедливости и законности не состоялся.

Вчера 23 апреля утром в Абаканском городском суде (Хакасия) ожидалось оглашение приговора …