Главная Дела В обвинении все расписано

В обвинении все расписано

0
14
1,184

Помните одну из основных героинь гоголевских «Мертвых душ» — «дубинноголовую», как ее охарактеризовал Чичиков, Коробочку? Суть такого типа людей заключается в узколобости и зацикленности на собственных решениях. Нам представляется, что именно эти качества имели возможность наблюдать присутствующие на вчерашнем судебном заседании по делу о госзакупках в сфере медицинского оборудования.

Вызванный в суд стороной обвинения, хотя, заметим, сторона защиты в лице адвоката Владимира Дворяка тоже заявляла ходатайство о вызове на допрос, следователь Иван Егупов отвечал на вопросы сторон. Адвокаты Игорь Антонов, Артем Потапов и Владимир Дворяк ставили перед автором обвинительного заключения, по всей видимости, очень неудобные вопросы, которые касались его отказа от описания в обвинительных текстах действий Бызова, Ковалевой, других фигурантов данного дела с указанием места, времени, способа их совершения. Защитники пытались выяснить причины, по которым следователь отказался от изложения названных подробностей, подменив их бездоказательными, декларативными заявлениями о совершении подсудимыми тяжких преступлений.

С каждым ответом следователя на вопросы защиты все сильнее назревал вопрос: «Он действительно дубинноголовый или так умело прикидывается?». Раз за разом Иван Егупов повторял  фразу, вынесенную в заголовок статьи. Так, на вопрос адвоката Антонова «Вы указали, что мой доверитель при проведении аукционов обманул должностные лица. Кто эти должностные лица?», Егупов отвечает: «Все это расписано в обвинении». Такой же ответ прозвучал на вопрос: «В чем заключается подконтрольность ряда фирм его доверителю?» — «В обвинении все расписано».  Вопрос о правовой природе денег, изъятых у Бызова и Ковалевой, получает тот же ответ следователя: «О природе денег написано все в обвинении». На вопросы адвоката Дворяка о причинах отсутствия в текстах постановлений о привлечении Екатерины Ковалевой в качестве обвиняемой и в тексте обвинительного заключения конкретных глагольных конструкций, конкретизирующих инкриминируемые ей деяния по времени, месту и способу совершения, следователь упорно твердил – «Все расписано в обвинении». Все попытки адвоката Ковалевой заставить следователя указать, где в созданных им текстах имеются указания на конкретные действия его подзащитной, со ссылкой на компетентное мнение 2-х специалистов – лингвистов, доктора и кандидата филологических наук, были отвергнуты Егуповым, причем безапелляционно и, как нам показалось, весьма нагло: «Я не желаю этого делать», «Я не обязан восполнять пробелы в образовании (?!) и даже «Русский человек их может найти» (!).

Понятно, что зацикленность на собственном решении и упертость, как правило,  граничат с хамством и агрессивностью. Однако насколько допустимо на протяжении трех лет уголовного преследования скрывать от Екатерины Ковалевой и ее защитника информацию, позволяющую хоть как-то воссоздать картину конкретных событий ее участия в совершении инкриминируемых ей преступлений? Как обвиняемая, да и сторонний наблюдатель, смогут понять причины столь длительного уголовного преследования девушки, если следователи попросту не установили событий, указывающих: на обстоятельства поступления к ней информации о деятельности преступного сообщества; на обстоятельства ее вступления в это сообщество; на обстоятельства принятия ею роли помощника по обеспечению безопасности членов преступного сообщества; на обстоятельства принятия ею роли учетчика денежных средств, полученных в качестве взяток; на обстоятельства ее личного участия в семи эпизодах группового получения взяток в различное время? Как можно защищаться от декларативного обвинения не содержащего версию о конкретных событиях? Что может чувствовать человек, которого «удостоили» статуса обвиняемого, усадили на скамью подсудимых, но отказались объяснять причины и основания его преследования?

На эти вопросы каждый может попытаться ответить самостоятельно.

Мы следим за развитием событий.

Загрузить дополнительную информацию
Загрузить еще ЦИС
Загрузить больше Дела

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Читать также

Чтобы привлечь внимание к произволу, необходимо умереть?

Две недели назад в материале под названием «В моей смерти прошу винить…» редакция опублико…