07 февраля 2020 года в Абаканском городском суде состоялось судебное заседание по разрешению ходатайства следователя об избрании меры пресечения адвокату Гарушу Киракосяну.

Напомним, что органами следствия представитель адвокатского сообщества обвиняется в мошенничестве, совершенном при  исполнении обязанностей защитника в уголовном деле.

В 11 часов дня обвиняемого доставили в зал суда под конвоем. Адвокатская палата республики направила для защиты своего коллеги адвоката Олега Зелеева. Также, видимо по соглашению с Гарушом Атабековичем, в дело вступил адвокат Вагинак Саргсян.

С самого начала заседания следователь 4-го отдела по расследованию особо важных дел ГСУ по Красноярскому краю и Хакасии Леонов сразу перешел «в атаку». Правда озвучить новые аргументы, кроме уже изложенных в ходатайстве он не смог. Следователь привычно проговорил стандартные стереотипные формулировки — «может скрыться от следствия, может продолжить заниматься преступной деятельностью, может оказать давление на свидетелей и потерпевшую».

На вполне объяснимые вопросы защитника Олега Зелеева о наличии хоть каких-нибудь доказательств всех указанных оснований для заключения под стражу, которые к слову являются дословными цитатами статьи уголовно-процессуального кодекса, следователь предпочел ответить, что такие доказательства, конечно есть, но представить он их сейчас не может.

Нас давно не удивляет такая позиция следствия, поскольку зачастую обвиняемые не верят в возможность избрания иной меры пресечения, кроме как заключение под стражу, а суды в большинстве случаев принимают на веру заявления представителей следственных органов.

Но не в этот раз. Следующим слово «взял» судья Александр Чучумаков. Просмотрев материалы дела, председательствующий поставил перед участниками заседания вопрос о возможности дальнейшего ограничения свободы Киракосяна. Ведь как оказалось с момента его задержания прошло более 48 часов. Однако и здесь представитель Следственного комитета проявил «компетентность» в области уголовного процесса. Только на этот раз вместо хорошо заученных цитат он почему то решил доказать суду, что момент задержания следует отсчитывать с момента составления протокола о таком процессуальном действии, а не с момента фактического ограничения личной свободы задержанного. Адвокат Олег Зелеев резонно заметил, что такая трактовка норм уголовного процесса, очевидно, противоречит Конституции Российской Федерации. Судья, проявив принципиальность, тут же распорядился выпустить обвиняемого из заградительного устройства, именуемого в простонародье клеткой.

Как только Гаруш Атабекович расположился на привычном для него месте на скамье в ряду своих защитников, все присутствующие  в зале с облегчением выдохнули – стало как то спокойнее. А точнее стало понятно, что судья не намерен закрывать глаза на отступления органа следствия от правила уважения личной свободы задержанного.

После оглашения представленных следователем материалов, защитники уточнили у господина Леонова, что он подразумевает под фразой «может препятствовать проведению следственных действий», когда такие возможности считает поводом для заключения под стражу адвоката.

И тут представитель Следкома, кажется, превзошел сам себя. Оказывается Гаруш Киракасян, — внимание!!! — «обладает познаниями в юриспруденции, и может использовать такие познания для воспрепятствования расследованию уголовного дела». После такого заявления стало тревожно не только за всю адвокатуру в целом, но и за выпускников юридических факультетов, которым не посчастливилось стать частью государственной машины обвинения. Очень хочется надеяться, что это частное мнение одного должностного лица, а не какая-то новая тенденция. Так ведь скоро статус адвоката могут признать отягчающим обстоятельством.

Даже участвующий в заседании прокурор Дмитрий Ильченко не поддержал ходатайство об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, и просил суд ограничиться домашним арестом.

Защитники Олег Зелеев и Вагинак Саргсян просили суд применить подписку о невыезде.

После сравнительно недолгого пребывания в совещательной комнате судья Чучумаков огласил решение – домашний арест сроком до 05 апреля 2020 года.

Но и после оглашения основного постановления председательствующий еще раз продемонстрировал принципиальность. В судебном заседании было оглашено частное постановление, согласно которому следователь пропустил срок обращения с ходатайством об избрании меры пресечения, чем «умалил авторитет органов предварительного расследования, препятствовал нормальному функционированию суда,  и такое поведение следователя не может быть терпимым в дальнейшем». Частное постановление направлено в адрес 4-го следственного отдела 2-го управления по расследованию особо важных дел ГСУ СК РФ по Красноярскому краю и Республике Хакасия.

После заседания адвокат Олег Зелеев поделился своим мнением с нашим корреспондентом. Адвокат высказал обеспокоенность участившимися фактами возбуждения уголовных дел в отношении адвокатов, по достаточно сомнительным основаниям, а именно получение денежных средств за оказание юридической помощи. «Такие действия следователей по возбуждению подобных уголовных дел в первую очередь дискредитируют институт адвокатуры, как защитников граждан страны» — подчеркнул Олег Зелеев.

Ну а доводы следователя о «наличии у обвиняемого адвоката специальных познаний в области юриспруденции, как доказательство того, что Киракасян может воспрепятствовать проведению расследования», Олег Васильевич вообще оставил без комментариев, поскольку такие слова не только выходят за рамки правового поля, но и явно направлены на представление всего адвокатского сообщества в невыгодном свете.

Со своей стороны редакция разделяет обеспокоенность Адвокатской палаты Республики Хакасия. Череда уголовных дел в отношении ее членов, возбужденных по весьма схожим обстоятельствам, невольно заставляет задаться вопросом: Не является ли нынешняя активность органов следствия по выявлению нечистоплотных профессиональных юристов спланированной акцией по устранению неугодных защитников, которые своим профессионализмом препятствуют стороне обвинения проводить расследования на низком уровне, спустя рукава?

На этот вопрос ответит время.

Мы следим за развитием событий.

Загрузить дополнительную информацию
Загрузить еще ЦИС
Загрузить больше Свежие новости

Один комментарий

  1. Петр Николаевич

    09.02.2020 at 10:37

    А нет ли признаков преступления в действиях следователя, незаконно содержащего под стражей свыше установленного времени, нашего коллегу?

    Ответить

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Читать также

Интервью адвоката Дворяка о работе следователей в Хакасии: Это страшно на самом деле!

Мы писали, что на днях в редакции ИА «Хаксия» побывал Александр Ширингин, повтор…