Главная Дела Дело Екатерины Ковалевой. Анонс.

Дело Екатерины Ковалевой. Анонс.

1 секунд на чтение
2
12
693

Ковалева Екатерина Сергеевна, 1990 года рождения, обвиняется по ст. 210, ч.2, ст.290, ч.5 и 6 (по нескольким эпизодам).

Екатерина Ковалева работала помощником Владимира Михайловича Бызова, который был руководителем администрации Главы Республики Хакасия — Председателя правительства республики В.М. Зимина.

В конце декабря 2016 года около девяти вечера в дверь квартиры родителей Екатерины Ковалевой постучались сотрудники хакасского управления ФСБ где находилась сама девушка. С этого момента спокойная жизнь Екатерины и ее приемных родителей Ирины и Юрия Тазьминых превратилась в сплошное горе. Визитеры настойчиво предложили Екатерине проехать с ними на беседу. В тот вечер был проведен обыск на квартире, принадлежащей Екатерине, а затем уже ночью Екатерина под протокол добровольно выдала сотрудникам ФСБ из гаража отца два полимерных пакета. Распаковав пакеты, сотрудники ФСБ обнаружили крупную денежную сумму — 12 миллионов рублей.

03 января прошлого года около восьми вечера в родительскую квартиру вновь постучались сотрудники ФСБ и предъявили постановление на обыски в двух жилых помещениях, принадлежащих семье Екатерины.  Оба обыска не дали результатов, и Екатерину уже ночью препроводили в республиканское управление следственного комитета. Там девушке предъявили обвинение в пособничестве хищению с задержанием на двое суток. Следователи квалифицировали перемещение и хранение Екатериной обнаруженных в гараже пакетов следующим образом:

«… Ковалева Е.С., в период с 01.12.2015 по 27.12.2016 в г. Абакане оказала содействие в совершении организованной группой хищения путем обмана денежных средств в особо крупном размере, действуя умышленно, из корыстной и личной заинтересованности, путем заранее данного ею обещания Бызову В.М. сокрыть часть денежных средств, заведомо для нее добытых преступным путем, в частности выполняя свое обещание сокрыла похищенные денежные средства в сумме 12 млн. руб., спрятав их в гараже, расположенном на участке местности в г. Абакане, в районе автосервиса по ул. Торосова, 2 к.1 …».

На вторые сутки задержания судья Абаканского городского суда Елена Щербакова удовлетворила просьбу следователя о заключении Екатерины Ковалевой под стражу на месяц и двадцать четыре дня, констатировав обоснованность ее подозрения. Представленные адвокатом медицинские документы, подтверждающие наличие онкологического заболевания 4-й стадии у отца и онкологического заболевания 1-й стадии у приёмной матери не смягчили судью.

Судя по последующим событиям первоначальное обвинение Екатерины Ковалевой в причастности к мошенничеству никак не находило своего подтверждения и следователи увлеклись новыми более серьезными обвинительными версиями, последняя из которых содержит следующие обвинительные утверждения:

«В свою очередь Ковалева Е.С., выполняя отведенную ей роль в организованной группе, в целях конспирации обеспечивала связь и встречи между Бызовым В.М. и Гитером А.Я., а также хранение денежных средств, полученных в качестве взятки участниками организованной группы, в том числе в сумме 12 000 000 руб., спрятав их в гараже, расположенном на участке местности по ул. Торосова, 2 к.1 …».

На протяжении предварительного следствия, которое длится уже почти полтора года и все это время Екатерина содержится под стражей, ее защитник тщетно пытается донести до следователей и судей, что психически здоровый человек не может одновременно считать себя разными личностями, которые управляют одними и теми же действиями. Защитник предлагает обвинению определиться какая из личностей руководила действиями подзащитной по перемещению и хранению изъятых пакетов с деньгами (хранитель похищенного или участник организованной группы, выполняющий отведенную роль по хранению и учету полученных взяток).

У защиты много претензий к представителям СУ СКР по РХ, прокуратуры РХ и хакасских судей в связи с их отношением к праву Екатерины на личную свободу, к ее праву на эффективные средства судебной защиты, к праву на элементарное человеческое отношение.

Информация о том, как Екатерине «дали пообщаться и увидеться» с умирающим отцом, публиковалась и уже вызвала общественное негодование. 

Сегодня следователи утверждают, что объем обвинения Екатерины сформирован окончательно и следствие намерено продемонстрировать перед судом убедительные доказательства исполнения Екатериной двух ролей, отведенных ей как участнику преступного сообщества (помощника по вопросам обеспечения безопасности членов преступного сообщества, обеспечения учета и хранения полученных ими в качестве взятки денежных средств).

Букет составов преступлений, отраженный в последнем постановлении о привлечении Екатерины Ковалевой в качестве обвиняемой, выглядит более чем внушительно: ч. 2 ст. 210, ч. 6 ст. 290, ч. 6 ст. 290, ч. 6 ст. 290, ч. 6 ст. 290, ч. 5 ст. 290, ч. 5 ст. 290, ч. 5 ст. 290 УК РФ.

Основная претензия защитника Екатерины Ковалевой — адвоката Владимира Дворяка к объему обвинения звучит следующим образом:

В тексте постановления о привлечении Екатерины Ковалевой в качестве обвиняемой отсутствует:

  1. Словесное описание конкретных (индивидуальных) действий Ковалевой, которые следователь соотнес с выполнением ею роли помощника по вопросам обеспечения безопасности членов преступного сообщества (не указано на время, место, способ и обстоятельства совершения этих индивидуальных действий).
  2. Словесное описание конкретных (индивидуальных) действий Ковалевой, которые следователь соотнес с обеспечением ею учета и хранения денежных средств, полученных членами преступного сообщества в качестве взятки (не указано на время, место, способ и обстоятельства совершения этих индивидуальных действий).
  3. Словесное описание конкретных (индивидуальных) действий Ковалевой, которые следователь соотнес с получением ею взяток в составе группы лиц («Бызов В.М., Гитер А.Я., Арокин И.В. и Ковалева Е.С.»), в которую, по версии следствия, входила Ковалева (не указано на время, место, способ и обстоятельства совершения этих индивидуальных действий).

Адвокат сообщил, что в целях исключения абстрактности обвинительных утверждений, он просил следствие привлечь к участию в процессуальных действиях специалиста, обладающего специальными знаниями в области русского языка, для разъяснения следователям языковых вопросов, связанных с ясностью вербализации индивидуальных действий Ковалевой, которые квалифицированы следствием как перечисленные преступления.

Безусловно, чтобы реализовать намерение доказать те или иные действия, для начала их необходимо описать.

Команда ЦИС сопоставила претензию адвоката Владимира Дворяка с текстом постановления о привлечении Екатерины Ковалевой в качестве обвиняемой от 13 декабря 2017 года, в результате:

  • Не обнаружила в данном тексте описания конкретных действий Екатерины Ковалевой (с указанием времени, места, способа совершения), которые автор текста соотносит с выполнением ею роли помощника по вопросам обеспечения безопасности членов преступного сообщества.
  • Не обнаружила в данном тексте описания единоличных действий Екатерины Ковалевой в составе названной группы, которые автор текста связывает с групповым получением взяток (детального описания индивидуальных действий, с указанием времени, места, способа совершения).
  • В данном тексте содержатся следующие глаголы, описывающие индивидуальные действия Ковалевой, предположительно квалифицированные автором текста как обеспечение учета и хранения денежных средств, полученных членами преступного сообщества в качестве взятки: «спрятав» «денежные средства» «в сумме 12 000 000 руб.»), с указанием места данного действия («в гараже, расположенном на участке местности в г. Абакане Республики Хакасия, в районе автосервиса по ул. Торосова, 2 к 1»). Время совершения этих действий отсутствует.

Сразу оговоримся, что мы отразили наше субъективное восприятие информационного содержания текста и были бы признательны его автору за помощь в отыскании того, чего нам найти не удалось.

Моделируя ситуацию поступления данного уголовного дела в суд, можно предположить, что у сторон судебного разбирательства возникнут трудности (государственному обвинителю будет сложно демонстрировать доказательства не описанных событий и действий; защите будет крайне сложно понять как относиться к обвинению без утверждений о совершении не описанных действий подсудимого; а суду будет затруднительно высказаться о том, доказаны ли не описанные события и действия).

Итак спор между обвинением и защитой обещает много новой и интересной информации о нынешних «допусках» в практике правоприменения, в связи с чем ЦИС берется за информационное сопровождение данного уголовного дела.

Мы готовы предоставить представителям следственных и надзорных органов, адвокатам и иным желающим, возможность аргументированно изложить свою позицию по обсуждаемой теме.

Загрузить дополнительную информацию
Загрузить еще ЦИС
Загрузить больше Дела

2 комментария

  1. Павел

    11.07.2018 at 07:25

    «Доказывание неописанных событий и действий» — новый этап развития российской судебной системы. Браво!

    Ответить

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.