Главная Дела Допустимая изобретательность или вопиющее нарушение?

Допустимая изобретательность или вопиющее нарушение?

5 секунд на чтение
3
31
243

Как в Хакасии зарождалась идея внедрения очередного «допуска» правоприменения.

Сегодня только ленивый не знает о нашумевшем на всю страну уголовном деле, которое многие именуют «Бызовским». Екатерина Ковалева и другие фигуранты данного дела содержатся под стражей уже более полутора лет. На протяжении этого периода следователи хакасского управления следкома несколько раз рапортовали, что им остались незначительные штрихи и дело уйдет в суд. Но как оказалось не всем словам офицеров следственного комитета следует верить. В действительности уголовному делу было далеко до передачи в суд. Даже заявления следователей хакасского СУСКа о том, что в декабре прошлого года они предъявили всем фигурантам данного дела окончательное обвинение, оказались не правдой. В текстах соответствующих постановлений следователи «забыли» указать пункты вменяемых статей, которые содержат квалифицирующие признаки инкриминируемых деяний. А это серьезное отступление от требований уголовно-процессуального закона, не устранять которое нельзя. Наверняка умные головы, возвышающиеся над форменными погонами, стали думать как оставить обвиняемых в камерах СИЗО свыше 18-ти месяцев и при этом возобновить предварительное следствие откатившись аж на стадию извещения о дате предъявления обвинения.

Эврика. Рождение «допуска», его внедрение и обкатка правоприменителем.

Напомним, закон не позволяет содержать обвиняемого под стражей в период предварительного расследования свыше 18-ти месяцев. Исключением из этого правила являются случаи, когда следователь окончил все следственные действия и не позднее 30 дней до истечения 18-ти месячного срока содержания под стражей предоставил обвиняемому материалы дела для ознакомления, но ему (обвиняемому) не хватило этих 30 дней для полного ознакомления.

Как следователи решили задачу превышения 18-ти месячного срока содержания фигурантов данного дела под стражей с помощью суда проиллюстрируем на отслеживаемом примере Екатерины Ковалевой.

21 июня 2018 года следователь хакасского управления СК Иван Егупов оформил постановление о возбуждении перед Верховным судом Республики Хакасия ходатайства о продлении срока содержания Ковалевой под стражей до 21 месяца 19 суток (по 22.10.2018), умолчав о необходимости возобновлять предварительное следствие для предъявления надлежаще оформленного обвинения.  В названном постановлении следователь указал, что продление срока содержания Екатерины под стражей свыше 18-ти месяцев обусловлено исключительно необходимостью завершения ее ознакомления с материалами уголовного дела. На следующий день это постановление было утверждено руководителем хакасского управления СК генералом Росщупкиным В.И., который «не обратил внимания» на необходимость переоформления и предъявления Екатерине надлежаще оформленного обвинения.

28 июня 2018 года судья Верховного суда Хакасии Виктор Галинов «не стал обращать внимания» на огрехи представленного следователем обвинительного постановления и поверил в искренность следователя. Он вынес решение, разрешающее содержать Екатерину в камере СИЗО свыше 18-ти месяцев для дальнейшего ее ознакомления с материалами дела.

04 июля 2018 года судьи Верховного суда Хакасии Елена Дюкарева, Елена Хлыстак и Алена Пронина коллегиально решили оставить решение о продлении стражи свыше 21 месяца в силе.

5 июля 2018 года истек 18-ти месячный срок содержания Екатерины Ковалевой под стражей.

Дальше все просто, следователь Иван Егупов получил мотивированное решение суда апелляционной инстанции и уже 13 июля оформил извещения о возобновлении предварительного следствия и о назначении даты предъявления Екатерине Ковалевой нового обвинения с устранением ранее допущенных огрехов. Таким образом, нашим следователям удалось использовать судебные решения, разрешающие знакомить обвиняемых с материалами дела под стражей, для их содержания под стражей в совершенно других целях. В целях совершения следственных действий со стадии извещения о дате предъявления обвинения, задолго до окончания предварительного следствия и естественно до начала ознакомления обвиняемых с материалами окончательно оформленного уголовного дела.

Нам известно, что по этому факту защитники обратились с многочисленными обращениями в компетентные органы, в том числе о привлечении к уголовной ответственности лиц, которые по мнению защиты причастны к незаконному содержанию обвиняемых под стражей.

Приживется ли в практике российского правоприменения нынешний «хакасский допуск» преодоления предельного срока содержания обвиняемых под стражей, покажет время.

Загрузить дополнительную информацию
Загрузить еще ЦИС
Загрузить больше Дела

3 комментария

  1. Владимир

    23.07.2018 at 13:54

    То есть сегодня если следователь решит увеличить срок стражи свыше полутора лет и потом спокойно выполнять следственные действия, он может на пороге 17-ти месяцев стражи объявить об окончании следствия, провалиться на стадию ознакомления, заявить ходатайство о продлении стражи якобы для продолжения этой процедуры, а получив судебное разрешение «откатиться» к продолжению следственных действий?
    По моему такой фортель выглядит «слегка» сомнительно. «Откатился» — освобождай, т.к. отпала необходимость продолжать ознакомление. Все, следственные действия не окончены, а ознакомление с материалами дела, это будущая процедура.

    Ответить

  2. Хорошо

    23.07.2018 at 19:44

    В этом деле вообще полное беззаконие, полный беспредел. Следователи ведут себя как им выгодно. Вот только куда прокуратура смотрит? Впрочем, это риторический вопрос.

    Ответить

  3. Андрей

    26.07.2018 at 08:47

    Это изобретение на языке уголовного закона называется незаконное содержание под стражей, организванное путем подлога и искажения процессуальных норм.

    Ответить

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Читать также

Отношение председателя Верховного суда Хакасии к ограничению возможностей журналистов.

Ранее в публикации «Имеет ли право судья стесняться видеокамеры?» мы описали два…